Дельтапланеризм и парапланеризм (и прочая летная техника)

Я начал заниматься дельтапланеризмом в далеком 1991 году. Не сказать, что бы я им совсем перестал заниматься, но как-то в последнее время все не до того.  Но мечта летать была, есть и будет. Кто знает куда выведет жизненный путь 🙂

Летный профиль:
Дельтапланеризм — 1-ый спортивный взрослый разряд. Занятия с 1991 года. Летчик-инструктор. Трехкратный чемпион России в Детско-юношеских соревнованиях.
Парапланеризм — 2-ой спортивный взрослый разряд. Занятия с 1994 года. Летчик-инструктор.
Мотодельтапланы — 2-ой спортивный взрослый разряд. Занятия с 1994 года. Летчик-инструктор.

 

К сожалению у меня практически нет видеоматериалов с тех времен, когда летал высоко и далеко, посему размещу здесь небольшой фильм, который до сих пор считается лучшей авторской работой о парапланеризме. Фильм был снят в 1993 году на Чемпионате мира по парапланеризму,  Вербье — Швейцарские Альпы.

Вся эта «движуха» практически и есть наша летная жизнь.

Из свеженького: 14 мая 2014, съездили полетать на планере.

А вот мой рассказ про мой первый дальний улёт:

Мой первый маршрут

Каждый год в нашей жизни — это неповторимая последовательность лиц, действ и событий. Наиболее часто в моей жизни повторяются следующие эпизоды: с сентября по май — любимый Авиационный институт; с июня по август — всевозможные каникульные равлечения, поездки по стране и в ближнее зарубежье. Если говорить прямо, то почти каждое лето я попадаю на Северный Кавказ, Ставропольский край — предгорный район.

Конечно для всех уже давно не секрет, что дельтапланеризм — благородный, смелый и ответственный вид спорта. Именно в предгорном районе Северного Кавказа  находится один из самых замечательнейших дельтадромов нашей страны — Ставропольский краевой дельтапланерный клуб (СКДК) на горе Юца(Климухе тоже респект). Чем там занимаются люди — конечно же летают, а вечерами у костра: расказывают разные байки и побасенки потягивая пивко из литровых эмалированных кружек.

Байки эти в большинстве своем интересные и поучительные, но сейчас хочется о другом.

Год 1997.

Это была моя шестая поездка на Юцу. Для простоты выражения — шестая Юца. Пожалуй из всех приключений самое достойное — это маршрутный улет на 32 километра от нашей горы.

Шел детский чемпионат. С утра для дельтапланеристов старшей группы было поставлено задание — полет до Бекешевской станицы. В старшей группе мы соревновались втроем. Задание получено, бегом на гору. Бегом — это сильно сказано. В этот раз решаем стартовать с вершины. Дельтаплан проще тащить на гору в 6ти метровом пакете, прибавьте к весу крыла (30-40 кг) вес подвески, запаски, приборов, воды и прочего мелкого хлама, получите около 60-70 кг веса, который надо поднять на 260 метров от лагеря. Вот и бегом. Стартовое окно откроют через час.


Мой «Апогей-14». Именно на нем и совершался тот самый полет.
Фотка сделана в полях, не долетая 2х км до Есентуков. 1997 год.

Заносим крылья, ребята из младших групп иногда нам помогают, ближе к 12 дня разыгрывается термичка, учебные полеты начального уровня в это время лучше не производить, вот и помогают нам наши же учлёты, и им интересно посмотреть и нам полегче. Быстрая сборка дельтаплана из 6ти метрового пакета занимает 15 минут, ну плюс еще минут 5 на проверку всех узлов, креплений, паруса на предмет порезов или дырок, вообщем все как обычно. Все, стартовое окно открыто на 3 часа. Подвески одеты, все вещи рассованы по карманам, готовы к старту.

Наступает ответственный период выбора момента старта, которому иногда предшествует один, а то и два часа мучительного ожидания «своей» погоды.   Подходит облачко. На привычное » к старту готов», РП отвечает «старт разрешаю». ВПЕРЕД!

И вот он СТАРТ!!!

Резкий рывок, короткая пробежка, тяжело преодолевая инерцию и сопротивление аппарата и неудобность подвески, рвусь вперед. Подхватило. Каждый раз при старте, отметая все задние мысли бежишь вперед. Я много раз задумывался, как ко мне пришло это чувство доверия аппарату? У многих начинающих летать не получается стартовать именно из-за недоверия своему крылу. Из-за природного страха не каждый может наклониться вперед и начать бежать с горы так, как будто на него сзади катится горная лавина, не каждый верит в то (это чисто подсознательно), что крыло его поднимет. Я вот верю. Что самое странное, всегда верил. Потому и наслаждаюсь этим моментом, когда весь твой вес подхватывает небо. Пожалуй старт, это самый остро чувствуемый элемент полета. Именно из-за этого чувства свободы от земных правил мне нужно летать. Но это так, отступление.

Крыло, которое еще только несколько мгновений назад стояло на земле, вдруг превратилось в гордо летящую птицу. Тонко завывает ветер в прорезях шлема, земля становится чуть дальше. Я лечу. Первый галс, второй, третий. Высота растет. В термичку тяжело летать. Резкие подковырки так и норовят выбить трапецию из рук.  Жду следующий термик. Тихо все. Падает высота. Вот скоро уже и уровень вершины. Черт, все равно падаю. Вар заунывно тянет буууп-буууп. Вон там какое-то движение на поле, куда пойдет, попасть бы… Есть! Веселые Бип-бип ласкают ухо. Кручу.  Близко все-таки от горы, но пусть.  Плюс 3, плюс 4. у самой горы плюс 6, надо же. Такого еще я не ощущал.  Сношусь с потоком практически до линии вершины, надо принимать решение, либо с потоком дальше, либо возвращаться назад. Высота 750 над плато, в потоке над вершиной плюс три с половиной, расклад вроде ничего. Рискну. Это первая попытка оторваться от горы. Раньше я ни разу этого не делал. Кручу спираль, посматривая вверх, облако все ближе, но я не по центру, стараюсь вспомнить строение термика, надо проверить под центром облака держит ли? Чуть смещая вращение стараюсь протянуть немного по ветру, крыло дернуло, ВАР вываливается в минуса, неудачный эксперимент, назад, быстрее. Я отлетел уже километров на 7 от горы, впереди город Есентуки. По рассказам, услышанным у костра, вспоминаю, что напрямую через Есентуки лучше не лететь, там термиков нет, лучше взять левее и обогнуть, тем более что туда сносится и мой термик. Пусть так, главное перелететь город, дальше в полях всегда можно сесть.

Пролетая над окраинами города, отчетливо слышу преривистое бибиканье. «Пробка наверное», подумал я. Начинаю искать в городе место, где есть скопление машин. Увы, с такой высоты не могу различить ничего. Улицы есть, но что на них творится непонятно. Звук не прекращается. Странно, вряд ли в пробке кто-то будет так равномерно бибикать, да еще и с разными тональностями. Сообразил! Это комбайны на поле. Самый разгар страды! Комбайны гудят, что б не покосить какую-нибудь живность. Надо же, как их хорошо слышно. Вообще, мои наблюдения привели меня к выводам о том, что звуковая волна отлично распространяется вверх, в то время как вниз можно хоть обораться. Наверное этому есть физическое объяснение. Мне же просто достаточно знать, что так оно есть.

Решение оказалось очень правильным. Над Есентуками высоты было уже 1450 метров, я начал попадать в дымку от нижней части облака. К такому исходу я был не готов.  Опять же вспоминая рассказы пилотов о несчастных случаях в облаках, о том, что туда засасывает, налегаю на ручку, надо немножко просадиться. Мимолетный испуг, на зажатой ручке — все равно плюс 2. Земля практически не видна. Закладываю резкий крен, в спирали скорость снижения больше. Есть, сбросил метров 100 за три витка. Выравниваюсь. Успокаиваюсь. Черт, надо же, всегда хотел  повидать облако поближе, и вот так  панически его испугался. А ведь страшненько. Ориентируюсь, Есентуки прямо подо мной, чуть сзади. Высоты по прежнему около 1400 метров. От Есентуков расходясь лучами идут три дороги. Куда же мне лететь? На дорогах не написано, что они базовые. Да и куда они приходят не видно. Дымка. Время идет, надо куда-то лететь. Быстро тянусь к лонгетке рации, вызываю РП.

Первым вопросом мне было: -» Ты где сел?»   Я где-то минуту объяснял, что нахожусь над Есентуками и в принципе хотел бы понять куда мне лететь дальше. Иструктором в тот день был Алексей Школин, он выпустив нас, тоже полетел вдогонку. От Лехи я узнал, что мои оппоненты уже удачно приземлились в 9 километрах от горы, и на пятки мне никто не наступает. Леха сидел там же. Вот ведь, мне повезло. Леха сказал что лететь надо по дороге, которая идет слева от Есентукского аэродрома. Понял, это средняя. Придется бросить термик, он уходит сильно левее. На будущее зарекся всегда иметь с собой карту перед носом. Без нее как-то не очевидно все.

Высчитываю качество дельтаплана. Пусть будет 10, на метр просадки 10 вперед. Высота — ой, уже 1200 метров, быстро теряю. Если так пойдет скоро плюхнусь, надо искать термик. На ВАРе минус 5. Зажал полиспаст, так будет побалтывать, но качество крыла выше. Итак, если ничего не найду, то еще километров 10 должен пролететь. Плавно влетаю в зону 0. Где-то рядом термик. начинаю рыскать туда сюда, нахожу неуверенные плюс 0,5, буду крутить их. Митнут через пять +0,5 переходят в -0.5, продолжаю накручивать, высоты 700 метров всего. На 400 понимаю что, земля несколько ближе. Мой высотник выставлен по уровню нашего плато, а земля подо мной есть небольшой перегиб между двумя впадинами. Реальной высоты осталось метров 200. Кажется все, допрыгался. Начинаю различать травинки, листочки, верный признак, что высоты осталось около 100 метров. Значит мне осталось не больше километра лететь, надо задуматься над местом посадки. Расстегиваю подвеску. Впереди вдоль дороги справа поле с подсолнухами, слева вспаханное поле, вариантов нет, туда. Кто поставил здесь эту ЛЭП, черт, не задеть бы. Надо еще успеть развернуться против ветра. Все, высоты метров 20, пора. Разворот. Не по чему даже направление ветра посмотреть, да и некогда. При посадке, чувствую, ветер все же сбоку, крыло неуверенно  заваливается направо. Бух. Борозды на вспаханном поле оказываются чуть ли не по колено, аппарат втыкается носом. Сел. Коленки трясутся. Вот ведь, нервное напряжение.

На дороге притормаживает потрепанная волга с прицепом, водитель показывая на меня пальцем говорит что-то детям. До дороги метров 25. Я быстро отцепляюсь от крыла, бегу к ним. Мне важно узнать, та ли это дорога. Ведь без машины подбора добраться до горы мне будет совсем не просто. Водитель волги пролил бальзам на мою душу, сказав, что дорога действительно на Боргустанскую, а еще угостил парой огурцов из прицепа 🙂 Поназадавал кучу глупых вопросов и уехал покачав головой, удивляясь «чтона свете делается». Я стал собирать крыло в 6ти метровый пакет. После полета двигаться не хотелось, но я пообещал себе, что отдохну позже.

Мог бы не торопиться. Машина подбора приехала за мной только спустя 4 часа. Все мои попытки связаться по рации не увенчались успехом, я был слишком далеко. Воды было полфляжки. Не хватило. Есть хотелось все более отчаяно и остро. Разведка боем донесла, что подсолнухи уже поспели, а на соседнем поле есть пшеница. От нечего делать я начистил себе  пригоршню зернышек и сидел загорал, неспешно их пожевывая. Как всегда, если ты собираешься в полет, берешь с собой консерву какую, книжку почитать — ты никуда не улетишь. Закон подлости. У меня с собой не было даже денег.

Так и сидел у дороги, отвечая на вопросы празднолюбопытсвующих. Ох, ну почему все спрашивают где мой двигатель? Все-таки мало люди знают о дельтапланерном спорте. Наконец приехала машина, меня забрали, дали напиться воды, душа пела. Я сегодня улетел!

Приехав на гору, первым делом бегу искать карту, хочется выяснить куда улетел. Найдя карту понимаю, что сходство реального вида земли с картой — чисто номинально. Ну не похоже одно на другое и все тут. Ставлю точку места посадки, беру линейку, измеряю. 32,5 км. за 36 минут. Лихо. Сам не ожидал, для первого в жизни маршрута не худший результат.

Именно этот полет принес мне чемпионство в соревнованиях, отрыв в очках оказался настолько велик, что даже провалив следующий день, я оставался впереди. После этого полета я стал особенно прислушиваться к опытным пилотам и их рассказам про маршрутные полеты. Рамиль про тот день бросил фразу, что тогда шла грозовая гряда, и вдоль нее любой дурак бы продержался. Не знаю, наверное так, но остальные не перелетели даже Есентуки. А еще говорят, что то место где я сел, самое такое. Там действительно возвышенность, и будь у меня над ней метров 400, я бы на чистом качестве долетел бы до Боргустанской. Даже по прошествии нескольких лет, я возвращаюсь в памяти к тому самому первому маршрутному полету, и анализирую его, что было бы, полети я вместе с термиком левее, мог бы улететь дальше наверное. Бесполезно. Это можно только проверить на практике.

Буду ждать свою следующую «грозовую гряду».